Рифмованные безделушки Рыжей ведьмы

Ящерка

Оле

Присомкнуться и извиться,
Ящеркой оборотиться,
Не под камнем затаиться,
А на солнышке резвиться,
Чешуёй блестя красивой,
Обвивая хвост хвостом
Юркой ящерки игривой
И изящной как никто.

Сиси

Оле

Сиси бегучие, сиси прыгучие,
Сиси, что лезут наружу при случае
Из-под купальника, из декольте
Покрасоваться в своей наготе.
Как наклонюсь я, взмахну ли рукою,
Сиси вылазят. Нет им покоя!
Хватит глазеть, лесбиянка развратная, ;)))
Ты помоги мне засунуть обратно их!

Чёртик из бутылки

Au fond de la bouteille
Un petit diable veille
      Juliette Noureddine

Вылез чёртик из бутылки,
Ноги свесив, сел, шельмец
И на рóги, как на вилку,
Насадил мой огурец.

Говорит: «В обмен на душу
Огурец тебе отдам,
Всё врагам твоим порушу,
Помогу твоим друзьям.»

Я в ответ: «Исчезни быстро!
Должен ты, чертяка, знать:
Нет души у атеиста,
Нечего тебе продать.»

Крысомакабры

Крысы

Несут чуму на хвостиках своих,
Поблёскивая чёрными глазами,
Перебирая лапками. Они
Когда-нибудь совсем покончат с нами.

И на Земле настанет время крыс,
И крысы всей Землёю овладеют.
В их трепетном дрожании вибрисс
Высказываться будут мысли и идеи.

Крысы Средних веков
(чернуха-страшилка)

Из ночи выходит крыса.
Хвост её покрыт чумой,
И топорщатся вибриссы
Над крысиной головой.

Блохи чумные летают
С длинного её хвоста.
Города чумой страдают,
Трупов за день больше ста.

Трупы жутко почернели,
Кто-то мечется в бреду,
Кто-то дышит еле-еле,
Кто-то рухнул на ходу.

Доктор в маске клювом с птичьим
Пялится на свой бубон.
Он к чужим смертям привычен,
А своей испуган он.

Церковь в страхе повелела
Кошек и развратниц сжечь.
Только сделать это дело
Больше некому уже.

Даже главный инквизитор
Болен, безнадёжно плох.
Шёл, упал, и вот лежит он
В рясе полной чýмных блох.

Мортусы бухие рядом
Хлещут красное вино
— Ты пугал нас, отче, адом?
Вот он, ад... ик!.. Всё равно

Нету мест в телеге чýмной,
И чумнóй окончен пир.
Крысоньки толпою шумной
Заполняют этот мир,

На столах по трупам пляшут,
Яства зубками грызут,
Пьяные, хвостами машут,
Крыс других бухáть зовут.

Крыса ест, крыса пьёт,
Крыса песенку поёт!
Крыса ест, крыса пьёт,
Крыса водит хоровод!
Крыса ест, крыса пьёт,
Крыса всех чумой убьёт!

Ворона и крыса
{Макабрический изврат известной басни И.А.Крылова}

Расскажем басню городу и миру.
«Вороне где-то бог послал кусочек сыру.
На ель ворона взгромоздясь,
Позавтракать было совсем уж собралась...»

Однако рядом пробегала крыса.
Затрепетали у неё вибриссы,
Ведь крыса чует сыр, и крыса хочет есть.
Но не лиса она, чтобы пускаться в лесть.
Она к вороне медленно подходит,
Шуршит хвостом, с вороны глаз не сводит
И говорит так страшно, чуть дыша:
— Ты от чумы умрёшь, ворона.
Вот появляются бубоны,
И жизнь твоя не стоит ни гроша.
Мы, крысы, переносим чумный мор.
Ну, ешь свой сыр, последний. Nevermore!
— Не-е-е-т! — каркнула ворона, — я здорова!
— Умрёшь без сыра! — крыса ей сурово.
Сыр выпал. Крыса тотчас его спёрла.
Ворона — у неё дыханье спёрло
От гнева и обиды подавилась
Слюнями. С дерева свалилась
И разбилась.

Мораль сей басни такова:
У крысы дело и слова
Не разошлись. Ворона околела.
Хотя не от чумы. Но ведь не в этом дело.

Мораль вторая. Рулит медицина.
При признаках чумы не мельтеши,
Не паникуя, ко врачу спеши.
Тебе он вколет в зад пестимицина.

Cito, longe, tarde
Быстро, далеко, надолго

Cito, longe fugeas et tarde redeas

Идёт, идёт на нас сама
Крысинохвостая чума,
Чума войдёт во все дома,
Она сведёт нас всех с ума
И всех покосит задарма!
Ни за копейку, ни за грош:
Бубоны, жар, и ты помрёшь.
Ни за понюшку табака
Чума вонзит косу в бока.
А не скосила коль пока,
Задать попробуй драпака.
Беги подальше и скорей!
Но крысы бегают быстрей...
И возвращаться не спеши!
Но крысы есть в любой глуши...

Кры-сонет дурных предчувствий

Весь город замер в ожидании чумы.
Притихли люди, беспокойны крысы,
Вибрируют их длинные вибриссы,
Тревожный писк доносится из тьмы.

Крысюгу коркой хлеба приманю,
Возьму на руки, почешу за ушком,
Поглажу хвостик и поглажу брюшко,
И пару блох крысиных прогоню.

Но, может быть, блоха меня куснёт,
И заразит она меня чумою.
И, крыса, мы тогда помрём с тобою,
А с нас чума свой страшный путь начнёт,

Опустошая беспощадным мором,
За домом дом, весь обречённый город.

Платёжеспособность

Крыса — хитрая зверюка.
Крыса входит в дом без стука.
Крыса дырку прогрызёт,
Крыса в дырку проползёт,
Крыса крысает припасы,
Сыр и крупы и колбасы,
Крыса тащит в свою нору
Всё, что ей придётся в пору.
А в оплату за еду
Крыса принесёт беду.
И расплатится заразой,
Чумным мором и проказой.
Помни, бойся, берегись
Пасюков и чёрных крыс!

Баллада о рыцаре без страха и упрёка

Он в замке неприступном жил,
Двум дамам преданно служил:
Madame la Foi, Madame la Mort —
Был набожен и в битве скор.
Был славен удалью и силой
И рыцарский доспех носил он,
Владел копьём, владел мечом.
И враг ему был нипочём!
Держал он сервов в чёрном теле,
Взимал оброк. А крысы ели
В подвалах замка тот оброк
И разбегались из-под ног
У челяди и слуг в подвалах.
Его ж другое занимало:
В поход крестовый выступать
Он собирался, чтоб опять
Грехи и ересь покарать,
Рубить и жечь еретиков.
К походу был почти готов.
Но, блошка-крошка укусила,
И вот, чума его скосила,
И умер в замке он своём.
Вот так. И это всё о нём.
Весь замок вымер за неделю —
Чума ж! А вы чего хотели?

P.S.
Крыса — ужасная сила
Ибо у ней — xenopsylla,
Та, что чуму разносила,
Ту, что пол-мира скосила.

Крысолов

Крысолов был из города Гаммельна,
Крыс ловил совершенно неправильно:
Он на дудке играл
«Интернационал»
И бузил со студентами Гаммельна.

Какая крысища!

Какая большая и рыжая крыса!
Какие у ней в растопырку вибриссы!
Какой у нее замечательный(ужасающий) хвост!
Чуть меньше длиною, чем весь её рост.

Как лезет она, как везде перелазит,
Как в дырку любую нахально пролазит!
Как крыса взлетает в высоком прыжке!
Как прыгнет! — И прямо у вас на башке.

Милитаризмы

Песня кайзеровского лётчика

{Изврат известной песни. В другой половине века, в другой половине земного шара...}

Полотно трепещет на крыле.
Пробежав по выжженной земле,
«Альбатрос», как ветер быстрый,
В небесах бразильских чистых
Плавно набирает высоту.

В дикой сельве партизаны
Прячутся как обезьяны.
Их конец настигнет скоро
Бомбы, целый центнер хлора,
К ним сегодня в сельву упадут.

...ть! «Моран»! Откуда взялся!?
Ганс, летнаб мой, растерялся...
Пули рвут обшивку, Ганс убит.
А мотор чихнул и всё, молчит.

Лес густой всё ближе, ближе,
«Альбатрос» скользит всё ниже,
Тррах! Удар! Прощай Лили, прощай Марлен!
Я погибну. Лучше смерть, чем плен!

«Чи-чи-чи!» и лязг затворов,
Обезьян большая свора
Меня тотчас же схватила,
Чуть не до смерти избила,
Волокёт с собой. Идти нет сил.

Партизаны, плен... В сарае
В лихорадке я сгораю.
Я в бреду прошу, ответьте,
Кто причина моей смерти?
Кто, ну кто меня над сельвой сбил?

Мне повстанец красноносый,
Что сначала вёл допросы,
Бородатый и лохматый,
Так ответил, страшен и суров:
«Сбил тебя наш авиатор
Команданте Педру Нестерофф!»

Это сочинено, когда давным-давно на форуме альтернативной истории обсуждалась альтернатива:
а что, если бы умами высшего руководства Второго Рейха завладела мысль: не бороться с Антантой за передел её колоний, а оприходовать в качестве колоний Латинскую Америку? Начать, допустим, с Бразилии.

И вот, пользуясь тем, что в Латинской Америке много немецких колонистов, Второй Рейх разыгрывает «судетский сценарий», обвиняя Бразилию в угнетении живущих там немцев и под предлогом их защиты объявляет войну Бразилии. Hochseeflotte быстро, решительно пересекает Атлантику, громит бразильский флот, высаживает войска, а они ещё быстрее громят бразильскую армию и занимают крупные города. Но в фавелах начинается городская герилья, а в сельве... А в сельве очень много диких обезьян! Партизаны, индейцы, частные армии латифундистов и т.д. Но это для кайзера разнообразные повстанцы — обезьяны, а для Антанты они — те, кто связывает и расходует силы Германии, мешая Второму Рейху готовиться к большой войне в Европе. Год за годом, Германия больше и больше вязнет в бразильских джунглях. А англичанка, конечно же, гадит. Да вся Антанта гадит и США вместе с ней тоже гадят Второму Рейху, посылая бразильским повстанцам инструкторов и оружие. Романтики и искатели приключений со всего мира едут в Бразилию, кто к партизанам, кто в рядах германской армии. Год за годом Кайзеррейх вязнет в бесконечной бразильской партизанской войне, как США во Вьетнаме и как СССР в Афганистане. И в конце концов, не выдержав нагрузки на экономику и усталости от войны, Второй Рейх разваливается. Для Европы это альтпозитива, но ценой полного ПЦ для Бразилии. Европа избежит пока Великой Войны, отделавшись лёгким испугом: периодом хаоса в Германии и локальных конфликтов между снова независимыми германскими государствами и их соседями.

Но вот что вырастет из стихийного бразильского партизанского движения, наполненного и романтиками, и фанатиками всевозможных идей со всей Европы, Америки и Японии — это мир ещё посмотрит...


© Вера Рыжая Ведьма, 2014
Лицензия Creative Commons
Эти тексты свободно распространяются на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.