Вера Рыжая Ведьма

Дизельпанк в музыке: chanson réaliste

В музыке панк — это мрачный, брутальный, взывающий рок недопущенных в приличное общество, отверженных и платящих ему той же монетой отвращения и отторжения. Собственно, вокруг панка, как направления музыки, сама панковская субкультура и возникла, ей прежде всего и выражается.

А вот названия стим-панк или паропанк, дизель-панк, атом-панк, кибер-панк существуют почему-то без связи с музыкой. Хотя то, что ими обозначается, применительно к литературе, фильмам, эстетике, как раз в духе панковской субкультуры: high tech, low life, развитые технологии, но дрянная жизнь. Это ж и есть панк, панковский дух, перенесённый в эпоху пара, дизеля и так далее. Но что же в музыке должны представлять из себя эти виды панка? Эта музыка должна быть сообразна стилю эпохи по форме, но по содержанию должна быть по-панковски мрачной, брутальной, бросающей вызов приличиям.

По крайней мере каков дизель-панк в музыке, панк дизельной эпохи я себе прекрасно представляю. Тут даже воображать ничего не надо.

Это же chanson réaliste! Французская реалистическая песня межвоенной эпохи. Песни Дамии, Фреель, ранней Пиаф, Берт Сильва и других их коллег-современников. Все эти матросы, проститутки, легионеры, обитатели дна общества без определённых занятий, то бродяги, то рабочие, то самая бедная и негламурная часть богемы и т.д. — вот герои музыки дизель-панка, вот панки дизельной эпохи.

Вот такие, как героиня этой песни и её попутчик-иностранец в поезде. Песня называется «L'etranger» («Чужестранец»). Поёт Дамия:

Или вот такие, как эти нелюдимы, проходимцы, сутенёры из песни «Les hiboux» («Нелюдимы») Поёт Эдит Пиаф:

Жаль, в этом видео половина фотографий Пиаф уже не из 30-х годов, а из последизельной эпохи, из 50-60-х, когда и репертуар у неё был не столь отчётливо панковский по духу.

А вот, можно посмотреть, какой она была, когда пела такие песни, и, кстати, послушать теперь «Чужестранца» в её версии.

Да какие бы песни из раннего репертуара Эдит Пиаф, тогда ещё звавшейся Малышкой Пиаф, ни взять:

«Les mômes de la cloche» («Девчонки-бродяжки»),

«Mon légionnaire» («Мой легионер»),

«Quand même» («Всё-таки»),

вот же он, самый настоящий панк в музыке дизельной эпохи. Особенно в первой и последней из этих трёх песен самый что ни есть панковский мрак, брутальность, вызов и оплеуха приличиям.

Но, конечно, реалистическая песня это не только Пиаф. Вот Берт Сильва поёт «Du gris» (двусмысленное название в контексте песни: и «Под мухой», и «Серое»), монолог девицы, стреляющей сигарету у соседа по столику в каком-то дешёвом заведении.

И вот Фреель с песней «La maison louche» («Мрачный дом»).

Много песен можно выбрать в качестве выражения духа дизельной эпохи, её атмосферы. Остановлюсь на двух.

Сюзи Солидор поёт: «N'espère pas» («Не надейся»).

Земной шар не то что стал мал, но уже соразмерен человеческой технике. Радио, мощные теплоходы и пароходы, исходившие все моря, самолёты, уже способные пересекать океаны и континенты, хотя и на пределе своих возможностей... Впрочем, в этой песне плавание от полюса до полюса через все бури - лишь аллегория любовного беспокойства и поиска, следования за миражами. Но аллегория очень в духе появившегося в ту эпоху ощущения наступающей покорённости мира и пространства, доступности экзотических стран. Это ощущение очень ярко в морских песнях Сюзи Солидор, даже в тех, где море, моряки, корабли, порты, дальние страны присутствуют лишь как антураж или часть аллегории любовной истории.

А вот финал, вот фиаско той окрылённости своими силами и алюминиевыми гофрированными крыльями.

Держитесь, всё летит к чертям! Мир катится к новой мировой войне! «Tous fout le camp» («Всё к чертям»).Поёт Дамия:

Надо сказать, дизельные панкухи, ;) эти великие панкухи дизельной эпохи делали нужное, правильное дело. Песнями, звучавшими на улицах, в подворотнях, с пластинок, на радио, в кабаре, они заставляли относительно благополучную публику посмотреть на жизнь глазами тех, кто выброшен на обочину и на дно жизни. Они давали слушателю почувствовать себя в шкуре неприкаянных и отверженных героев своих песен, они пробуждали солидарность, заставляя сопереживать и сострадать самым отверженным из отверженных. Успех Народного Фронта во Франции 30-х в некоторой мере этой солидарности и обязан, более поздние успехи левых - тоже.